Разновидности шпатлевки и особенности ее применения

Современный строительный рынок предлагает огромное количество шпатлевок различных брендов и широкого спектра применения. Наиболее популярной и проверенной маркой являются шпатлевки Perfekta. Они отличаются составом и назначением. Эти материалы изготавливаются с использованием самых разнообразных компонентов, таких как полимеры, гидравлические и негидравлические связующие, цементы, акриловые связующие. Интернет магазин "Стройпартнер" предлагает один из самых популярных видов шпаклевок для выравнивания поверхности, уменьшения пористости, создания прочной основы для красок и снижения общей стоимости конструкций. Эти продукты варьируются от эконом до супер премиум. 
Рассмотри основные виды шпатлевок Perfekta:
1. Белая цементная шпаклевка для стен
PERFEKTA Глайд Стандарт шпаклевка цементная  - это водостойкая шпаклевка на основе белого цемента, идеально подходящая для использования на бетонных стенах (внутренних и наружных) и потолках. Она заполняет мелкие поры в бетонных стенах и п…

История возникновения и архитектура Часовен

В православном вероисповедании часовни известны как церкви без алтарей. На заре христианства часовни ставились над могилами мучеников, над входами в катакомбы, над подземными церквями, захоронениями, а также как знак местонахождения  престола. Возводились они и на памятных местах, в знак увековечения важных церковно-государственных событий. В Греции и Византии часовни были известны как молитвенные дома, в Римско-католической церкви — как capelle (по-ПОЛЬСКИ — caplicy), которые строились на усадьбах, около дорог и перекрестков. Они играли роль домашней церкви в рыцарских замках, дворцах. На Руси  часовни ставились на местах языческих молебен вместе с крестами. В X в. в Новгороде часовни были на местах, где стояли идолы Перуну и Велесу. Скромная часовня, возведенная преподобным отцом Сергием в недрах прионежских лесов, положила  начало известной лавры. Борясь с церковным раскольничеством, Петр I специальными указами 1707 и 1722 гг. приказал разобрать все часовни и не позволять постройки никаких». Однако в глухих лесах, там, где отсутствовали церкви, строительство часовен продолжалось. Во времена Елизаветы и Екатерины Синод позволил вместо часовен ставить столбы с иконами или иконы на специальном подиуме для сбора пожертвований на церковь. Только в 1853 г. запрет на строительство часовен в России был окончательно отменен.

В «Полном православном богословском энциклопедическом словаре» дается справка о том, что часовни — это «... отдельные строения, завершенные обычным крестом, в которых могут отправляться богослужения, кроме литургии. Последняя может быть осуществлена на переносном антимнисте. Часовни ставятся на кладбищах, около деревень, на площадях, как для религиозных нужд, так и в ознаменование каких-либо важных в церковных отношениях событий...».
В словаре церковнославянского и русского языка часовня характеризуется как небольшое строений с иконами, перед которыми теплятся лампады и куда из-за отдаленности от церквей собираются люди на общую молитву. Церковно-славяно-русский словарь характеризует часовни «как небольшие сооружения, в которых жители поселений по причине удаленности от церквей собираются на богослужения». В. Даль приводит несколько значений: как молитвенный дом, храм без алтаря, где можно служить только определенные богослужения, не литургию; как отдельное небольшое сооружение или пристройка с иконами и лампадой, такие часовня ставятся как памятники либо на перекрестках, источниках, над престолом бывшей церкви; как киот, поставец, полочка с иконами, как иконная (помещение для икон). В толкованиях Даля есть одна существенная деталь, которая отличает православные «часовни» от католических. «Часовни» могли служить для отправления не литургии, а только богослужений, приуроченных к определенному времени («часам»), отсюда — «часовня».
Распространение часовен в Западной Европе в раннем средневековье засвидетельствовано решениями Труальского собора и капитулярием Карла Великого. В России с распространением христианства часовни строятся в деревнях и городах при монастырях и церквях, на больших и малых дорогах, на поклонных горах. Как свидетельство языческих верований, до XIX в. сохранялось бытовое название часовен как боженки и божницы, а киотов и икон — как божниц и богов (божницы Трувора в Киеве, Антония в Новгороде и др.).
Русскоязычное название «часовня» происходит от термина, который обозначает четыре чино последовательности церковных служб, называемых «часами». Каждая из них включала три псалма, а также песнопения и молитвы: «час» первый отправлялся в начале дня, после ютрени, третий и шестой — перед литургией, девятый — перед вечерней. Богослужением первого часа (6 часов утра) восславлялся Мирозданец , который дарит день, третий (9 утра) — воспоминание о схождении Святого духа на апостолов, шестой (12 часов) посвящен распятию Христа, девятый (15 часов) — возвращению к Богу и уничтожению царства сатаны. В часовнях, отдаленных от приходов, кроме богослужения, всенощных и панихид крестили младенцев и венчали молодых, проводились говенья во время постов и принимались исповеди. Около таких часовен строились и звонницы. Общественные часовни отличались от усадебных (домашних), придорожных и кладбищенских характером служб. В сельском быту роль часовни исполнял красный угол. Кроме икон здесь держали святую воду, рождественские и венчальные свечи, освещенную вербу, троицкие цветы. Во время грозы зажигали рождественские свечи, а при тяжелых родах — венчальные. В случае пожара с иконами обходили дом. По давней традиции утром, в обед и вечером собирались на молитву. Перед иконами, которые после молитвы завешивались рушниками, зажигали свечи и лампаду. Раскольники, которые жили в одном доме, но придерживались разных вероисповеданий, молились каждый в своем углу, отдельно.
Использование часовен как надмогильных памятников также имело широкое распространение. И. Снегирев сообщал, что за 12 верст от Орши, в деревянной Борисоглебской часовне, сохранился Рогволодов камень. Он также предполагал, что похоронная часовня служила местом, на котором в XV-XVI вв. в преддверии Масленицы делались инсценировки на тему Страшного суда. Указом Петра I от 26 октября 1723 г. было запрещено строить часовни над могилами при наличии кладбищенской церкви. Тем не менее над захоронениями феодалов и вельмож продолжали возводить каменные часовни, в которых ставились иконы и лампады и служилась панихида. В XIX в. Синодом было разрешено строительство кладбищенских часовен, регламентированное санитарными требованиями.
Имя часовне обычно давалось по именам святых, которым были посвящены иконы, кресты и другие атрибуты. Распространение икон Параскевы-Пятницы объясняло большое бытование часовен-пятниц, защитниц ремесел и торговли. В крупных поселениях, где не было церкви, около часовен организовывались крестные ходы, проводи ярмарки, торги, народные гулянья.
Автор трактата «Часовни в русском мире» И. Снегирев так характеризовал общие черты их архитектуры: «Это домик с крылечком под навесом, с одними входными дверями на запад; крыли его двускатная с крестом на гребне или шатровая. в виде башенки, крытой гонтом или тесом. Когда объем таких молитвенниц стал увеличиваться, тогда стали делать на гребне небольшую маковку с крестом. С XVI в. начали возводить каменные часовни и они приобрели общий, византийско-русский стиль, а с XVIII в., особенно в городах, готический и итальянский».
Как постройка, часовня могла формироваться и в результате благоустройства территории вокруг креста. Чтобы защитить от жары и дождя участников моления, над крестом ставили крыши и окружали их стенами. Согласно преданию, именно так была возведена часовня Кирилла-Белозерского монастыря. Сначала святейший Кирилл поставил на горе крест, а затем построил над крестом часовню. Часовни со временем были поставлены и над .чудотворными туровскими крестами.
часовня Кирилла-Белозерского монастыря
Началом строительства часовен, возможно, была смерть в 1109 г. дочери Всеволода Евпраксии. Ее положили в Печерском монастыре в углу и (сделали «божанку, иже лежит тело ея».Вопросы строительства часовен во все (Времена были связаны с церковной казной. Разрешения на строительство часовни автоматически «начало выплату дани. В наставлении поповским старостам патриарха Адриана (1697 г.) говорится, что «без указа святейшего Патриарха церквей и часовен ставить и данью облагать не позволено». В V в. Карфагенским собором позволялось епископам разрушать алтари, которые не имели святых мощей или были возведены не на местах жизни святых «учеников. В указе Петра I от 25 ноября 1707 г. говорится: «...Часовни, которые построены в Санкт-Петербурге, все сломать и в будущем никому не Строить». Указ от 22 марта 1722 г. уточнял:...построенным вблизи церквей и на торжищах и на перекрестках, и в селах, и в других местах часовни там не должны стоять... часовни бывают препятствием церквям и служат во благо расколу».
Однако к середине XVIII в. часовни прочее вошли в традицию и экономику церкви. Крупные церковные приходы и монастыри удачно использовали их для увеличения доходов. После указа 1722 г. в российский Синод шли многочисленные жалобы на то, что с закрытием часовен стало трудно существовать монастырям. С многих часовен в монастыри собиралось по двести и более рублей прибыли. «И этим удваивались поступления в церковь Божую на покупку свечей восковых и вина церковного, и на питание братии, и на одежду, и на дрова, и на монастырские всяческие строения и другие затраты». Поэтому через пять лет, в 1727 г., Синод вносит поправку, согласно которой «...которые часовни еще не разрушены и находятся в пристойном состоянии, таким для моления быть и по-прежнему».
О том, что представляла собой русская часовня в XVIII в., свидетельствует церковный историк К. Никольский: «...деревянная, стоит посреди деревни, на левом берегу ручья, высотой до 2,5 саженей, длиной в 3, а шириной в 2 сажени, с тремя боковыми окнами, двускатной крышей и четырехконечным деревянным под коньком крестом. Лицом (алтарем. — А. Л.) повернута на восток, вход имеет с запада, внутри состоит из двух частей, разделенных капитальной стеной, как бы из притвора и самой часовни. Притвор величиной около 2,5 аршинов, одно окно справа с голыми, ничем не убранными стенами, кроме внутренней поперечной, на которой находятся несколько шести- или семивершковых древней работы икон, расставленных полукругом не самым входом в часовню, справа от входа — большая, также древнего письма, икона святителя и чудотворца Николая, перед ней висит лампада. Вся передняя стена ее украшена иконостасом в два яруса. Есть и на боковых стенах за иконостасом иконы с ликами различных угодников божьих, большей частью, судя по письму, времен XVIII в. Около клиросов, которых два, стоят две довольно хорошие хоругви. Все внутреннее пространство, которое освещается двумя боковыми окнами, имеет чуть более 4 квадратных саженей... При часовне стоил на столбах звонница с тремя колоколами».
Быстрые темпы строительства часовен в России вынудили Синод очередным указом от 19 июня 1734 г. снова ограничить их рост, «только не разбирать прежние». Однако строительство часовен продолжалось, и Синод в результате перестал об¬ращать на это внимание. Так, в Санкт-Петербурге в 1805 г. было возведена часовня на Александровском рынке. Безжалостно уничтожались только те часовни, которыми пользовались раскольники. Для богослужений в лучшем случае оставлялся столб с иконой. И только 28 июля 1853 г. вышел указ Синода, «располагающий» прихожан к строительству церквей и часовен. Через 12 лет вопрос строительства часовен целиком отдается в ведение епархиальных архиереев.
Возникновению и распространению часовен (capelle) на Беларуси предшествовала существовавшая еще в языческие времена традиция создания мемориальных памятников в виде придорожных столбов с изображениями языческих божеств. Еще в Римской империи существовал обычай хоронить умерших за границами поселения около дорог. Традиция была частично заимствована христианами.
Восточные славяне, у которых существовал обычай трупосожжения, помещали сосуд с прахом на специальном столбе около дороги. Нестор говорил об этой традиции как о главном похоронном обычае славян. Надмогильные памятники играли важную роль на этапе перехода от кочевого образа жизни к оседлому. Могилы предков были элементами естественного права, определяли границы земель племен, рода. Отсюда — образ чура (деда, прадеда, пращура), охранника усадьбы, владения, дома. Нарушение вотчинных границ считалось и религиозным преступлением, оскорбление чести предков. Сознание того, что здесь лежат предки, стало основой формирования такого императива совести, как патриотизм.
Если у восточных славян древний обычай достаточно быстро трансформировался в христианскую традицию ставить кресты около дорог и перекрестков, то на западе до начала XX в. остался обычай ставить фигурки распятого Христа (распятие) в маленьких часовнях на столбах, а иногда и на деревьях. В деревне на одном конце могла стоять часовня с распятием или изображением Матери Божьей, а на другом — деревянный болван языческих Яна, Знича и т. д.
Расхождение в понимании идеи моления у православных и католиков приводило к тому, что у первых часовня могла с успехом заменять церковь, собирать общество людей на моление, а у других она была преимущественно местом одинокой молитвы (capelle) без претензии на функции храма. Такие мемориально-ритуальные часовни в Беларуси оставались на перекрестках, около перевозов, мостов или даже в парках (западные регионы).

Рекомендуем

Комментарии